Она умерла, когда мы с братом были еще маленькими. В памяти остались лишь ощущения тепла и ласки, сопутствующие каждой встрече с ней. Какая она была в реальности, знали лишь по фотографиям.

Лишь через несколько лет наш отец привел в дом другую женщину. Не знаю, может быть, мы бы полюбили ее сразу, если бы не дворовое мнение, больше похожее на приговор: вы теперь с мачехой живете. Злое слово из сказок отбило всякую охоту полюбить ее.

Так и жили под одной крышей, а словно в разных мирах. Нам все время казалось, что она постоянно придирается, чего-то недодает нам. А когда в семье появился еще один мальчик – наш сводный братик – мы в этом мнении укоренились.

Господи, какие только пакости мы ни выдумывали, чтобы достать ее исподтишка! И как радовались, когда замечали слезы на ее глазах. Она нас никогда не ругала, отцу не ябедничала, старалась сгладить все конфликты, но она была МАЧЕХОЙ, поэтому прощать ее не хотелось.

После окончания школы мы уехали в другие города, начали свою собственную взрослую жизнь. Домой писали редко. Приезжали еще реже, стараясь не встречаться с мачехой. И каждый раз замечали недоуменный взгляд сводного братишки.

…А недавно оттуда пришло известие, что эта женщина умерла. На похороны не успели. Да и не сильно хотелось. Но на сорок дней решили проведать отца. При встрече увидели, как сильно сдал он именно за эти дни. Стол помогли накрыть, сели в молчании. Говорить было не о чем. И тут младший брат (он школу только окончил) выдал: «Она всегда любила вас больше, чем меня, а вы…»

Папа расплакался, вытащил из ящика стола тонкую стопочу писем, перевязанных лентой, и сказал: «Знаете, как она ждала этих скупых весточек? Все повторяла: как там мои деточки?»

Я глянула на портрет с черной траурной лентой и вдруг поняла, что она очень похожа на мою настоящую маму. Как сестра. Вдруг вспомнилось, как однажды, после катаний на снежной горке, она пыталась согреть своим дыханием мои замерзшие ладошки, а я все отталкивала ее и вырывалась, словно она хочет съесть меня.

Комок перехватил горло. На следующий день мы с братом пошли на кладбище и попросили у нее прощения. Потому что поняли, что мы по собственному желанию лишили себя радости материнской любви.

Жаль, что прошлое нельзя вернуть… Но можно предостеречь других от наших ошибок.

Анна Н., г. Краматорск.

Оставьте ответ

Пожалуйста, оставьте свой комментарий
Пожалуйста, введите здесь свое имя